Как выстроить карьеру от техника-электрика до заместителя главного энергетика в «Салым Петролеум», быть лидером культуры безопасного производства (КБП) и наставником для своих сотрудников, активно участвовать в общественной жизни Салымской группы месторождений и при этом воспитывать четверых детей – все это отлично знает Алексей Шириков. В сентябре этого года исполнится 10 лет карьере Алексея в СПД, и именно он герой этого выпуска «Новых горизонтов». Алексей рассказал нам, как начинался его профессиональный путь, как поддерживать планку активности сообщества КБП в период пандемии и какими проектами управления энергетики он гордится больше всего.

Заряжать энергией настоящее и будущее

— Я хорошо учился в школе, но меня не слишком привлекали физика или химия. Я занимался спортом, учился в музыкальной школе, очень любил литературу и немецкий язык. Мы жили в Омской области, мама работала бухгалтером, отец – электромонтером на железной дороге. Помню, в детстве мы с ним сами мастерили гирлянду на новогоднюю ель – это было захватывающе! Может быть, эти моменты впоследствии и определили мой выбор профессии.

Решение пойти учиться на электрика принял осознанно. Я размышлял о том, что мир быстро меняется, но энергетика вовлечена повсюду, и без дела я не останусь. После окончания школы сомнений у меня уже не было. Летом я часто был у бабушки в городе Тайге Кемеровской области. И поступил учиться туда же, где до этого учился мой отец – в Тайгинский техникум железнодорожного транспорта по специальности «энергоснабжение».

Я с удовольствием осваивал основы энергетики, производственную практику проходил в Тайгинской дистанции электроснабжения (ДЭС), туда и пошел работать после окончания техникума. Мы занимались эксплуатацией и оперативным обслуживанием воздушных линий и электрических подстанций. Для меня как для молодого электромонтера все это было «солнечно» и увлекательно. Там я впервые лично осознал опасность электроустановок и свою персональную ответственность за безопасность, свою и окружающих.

— Алексей, когда вы решили, что станете работать в сфере энергетики? Были ли предпосылки к этому в вашем детстве?
Профессиональная забота о безопасности окружающих – это
дело благородное и неблагодарное

В 2000 году я работал в Ханты-Мансийске энергетиком строительно-монтажной организации. У компании было много направлений: мы занимались строительством промышленных и жилых зданий и сооружений, в том числе в партнерстве с нефтегазоразведочной экспедицией – компанией, в которую я позже перешел по приглашению коллеги. Несколько лет проработав инженером-энергетиком, я возглавил там службу энергетиков на месторождении. Это был другой уровень ответственности. Нужно было обеспечивать качество эксплуатации и непрерывность процесса, ведь любой сбой ведет к остановке оборудования, производства продукта и, как следствие, большим финансовым потерям. Чтобы отвечать этим вызовам, необходимо было постоянное развитие: как технологическое для энергосети, так и профессиональное – для меня. Я работал на месторождении, параллельно обучаясь менеджменту в одном из университетов Омска на заочном отделении.
— Как случилось, что вы перешли работать в нефтегазовую сферу?
— Мне всегда везло с окружением – коллегами, друзьями. С самого начала карьеры меня окружали незаурядные талантливые профессионалы своего дела, и я всегда учился у лучших. Я помню свой первый день в СПД: мой нынешний сменщик Роман Сюткин отложил свою работу и приехал меня встречать на Базовый лагерь, провел мини-экскурсию и потом стал моим наставником. Позже на меня повлиял Владислав Лекомцев, который был директором производственного департамента СПД. Я был поражен его работоспособностью, желанием во все вникать, раскрывать для себя новое, развиваться. Я постарался перенять у него эти качества. Я и теперь продолжаю учиться: недавно окончил магистратуру Омского государственного технического университета в области энергосистем.

Сейчас в мою сферу ответственности входит координация всех энергетических процессов на Салымской группе месторождений, но лучшая часть моего дня на вахте – это работа в команде. Сегодня технологии позволяют быстро общаться, преодолевая одинаково быстро десятки километров на месторождении и тысячи – до московского офиса. Мы быстрее принимаем взвешенные решения, быстрее реагируем на повседневные вызовы. Это интересно и захватывающе.
— Как вы попали на Салымскую группу месторождений?
— Я попал сюда, когда работал инженером-энергетиком в компании «Энергонефть-Югра». Тогда это была подрядная организация, которая занималась эксплуатацией энергосистемы. В 2011 году я перешел в СПД: сначала техником-электриком в отдел технического обслуживания, а затем – инженером в отдел полевой энергетики.

Когда через некоторое время управлению энергетики понадобился специалист по охране труда и промышленной безопасности (ОТ и ПБ) с акцентом на компетенции в области электробезопасности, я решил попробовать себя на этой позиции. Это оказалось непростой задачей в условиях специфики работы на стыке отечественного и зарубежного законодательства. Я работал и продолжал учиться, сначала освоил профессию переводчика с английского, а потом прошел профессиональную переподготовку по специальности в области охраны труда.
— В СПД реализуют достаточно интересные проекты в областях энергоэффективности и управлению выбросами парниковых газов (ПГ). В мире действует Парижское соглашение об изменении климата, и многие страны, в том числе и Россия, готовят законопроекты об ограничении выбросов ПГ. Для СПД основной фактор, влияющий на выбросы углекислого газа и метана, – это объемы производственных мощностей. Но утилизация газа на газотурбинной электростанции (ГТЭС) положительно влияет на потребление компанией электроэнергии. Например, в прошлом году управлению энергетики СПД удалось превзойти амбициозную цель, сэкономив 20225 тыс. кВт электроэнергии, что выше плана на 47%. Это стало возможным благодаря реализации проектов по оптимизации, в которые вовлечены специалисты разных департаментов СПД.

Совместно со службой охраны окружающей среды мы активно работаем над проектами снижения выбросов СО2. Мы внедрили и продолжаем совершенствовать систему CEMIS (Carbon Emission Management Information System) для ГТЭС. Она позволяет анализировать эффективность работы ГТЭС и разрабатывать мероприятия по снижению выбросов и повышению энергоэффективности. Есть важный проект по оценке и ликвидации утечек метана из промысловых трубопроводов LDAR (Leak Detection&Repair), с помощью которой выявляются и устраняются утечки летучих органических соединений на установках.

Если говорить о проектах внутри управления энергетики, я считаю одной из наших лучших практик создание оперативно-диспетчерского управления СПД. Мы ушли от формата работы через подрядную организацию и создали в компании подразделение высококвалифицированных специалистов для оперативного управления энергосистемой месторождений. Это позволяет нам развивать профессиональную подготовку работников, внедрять современные технологии, укреплять производственную безопасность и надежность электроустановок.

— Сегодня вы заместитель главного энергетика СПД и одновременно его сменщик. Что в продвижении вашей карьеры помогло вам больше всего? Возможно, были коллеги-наставники, которые особенно повлияли на ваше профессиональное развитие?
— Мне повезло участвовать во внедрении КБП в СПД с самого начала. Я с удовольствием занимаюсь тренерской деятельностью, общаюсь с коллегами из других департаментов. Помимо вводных сессий КБП, у меня есть ряд тренингов в области электробезопасности и взрывозащиты. Сейчас на это остается все меньше времени, но я по-прежнему продолжаю работу в команде сообщества «Салымская энергия».

В период пандемии мы перевели встречи сообщества в онлайн-формат, и это неожиданно дало определенный эффект. Многие наши коллеги, находясь на отдаленных объектах, раньше не могли посещать встречи сообщества, а теперь это возможно. Мы стали озвучивать больше проблем, многие из которых, кстати, лежат в плоскости электробезопасности. Многие из таких проблем попадают в «Воронку возможностей», и мы используем их как раздражители, дающие возможность для рождения идей для оптимизации производственных процессов.
— На Салымской группе месторождений вы драйвер сообщества КБП «Салымская энергия» и один из лидеров программы.Как вам удается держать планку активности в период пандемии, когда большинство офлайн-мероприятий запрещены?
— Что вы считаете своим главным достижением в СПД на позиции инженера по ОТ и ПБ, а затем – главного специалиста по энергобезопасности?
— Мое личное осознание того, что профессиональная забота о безопасности окружающих – это дело благородное и неблагодарное (смеется). А если серьезно, то, конечно, это работа в команде управления энергетики по развитию компетенций в области электробезопасности каждого человека на Салымской группе месторождений.

После несчастного случая с Сергеем Кузьменко в 2017 году СПД при поддержке компаний-акционеров приняла решение развивать и укреплять нормы электробезопасности. Мы внедрили минимальные требования, разработали систему мониторинга уровня электробезопасности в компании и многое другое. Но мало изменить правила, нужно, чтобы эти правила начали действовать, чтобы люди понимали, для чего это необходимо. И мы пошли в «народ»: стали проводить тренинги, обсуждать проблемы энергобезопасности с коллегами. Поначалу чувствовалась определенная инерция, но при поддержке руководства нашей компании и активной вовлеченности команды лидеров на месторождении все начало получаться. Сейчас, участвуя в комиссии по проверке знаний электробезопасности, я вижу, что за эти 3-4 года уровень компетенций сотрудников значительно подрос.
— Как случай, который произошел с Сергеем Кузьменко, повлиял лично на вас?
— В то время я был инженером по ОТ и ПБ, была моя рабочая вахта, я был на УПН и на месте происшествия оказался, когда Сергея уносили в машину «скорой». Потом, конечно, была работа в штабе, успокоительныебеседы с коллегами Сергея и долгое расследование. Но то первое чувство я помню до сих пор. Это ощущение собственной беспомощности, острое желание отмотать немного времени, хоть что-то изменить. Но время нельзя вернуть – это главный урок, который мне преподнесла жизнь. Можно только сделать что-то прямо сейчас, чтобы потом непоправимое не произошло.

Я помню, как список извлеченных уроков и разработанных мероприятий измерялся метрами листов А4. Расследование было всеобъемлющим. Мы все знаем про выводы и решения компании по внедрению четырех поведенческих аспектов (4В), проактивных подходах к поведенческой безопасности, динамическую оценку риска, программу «Береги руки» и многое другое. Одним из одновременно технических и организационных мероприятий было внедрение системы Lockout/Tagout (LOTO) на электроустановках СПД.

Проект LOTO – это лучшая практика, которую мы взяли у наших партнеров. Чтобы ее внедрить, мы познакомились с опытом коллег из «Сахалин Энерджи». Затем принялись исследовать существующее у нас оборудование, подбирать блокирующие устройства, разрабатывать способы их крепления и монтажа, процессы и инструкции, обучать коллег. Нам повезло, что у нас была уже электронная система наряд-допусков, в которую успешно интегрировалась система LOTO. В марте 2019 года мы поделились опытом применения LOTO на общероссийской конференции «Lockout/Tagout. Работайте безопасно. Работайте с лучшими!», а сегодня СПД – одна из первых нефтегазовых компаний в России, применяющих эту систему.

Мог ли блокирующий замок LOTO предотвратить несчастный случай с Сергеем Кузьменко? Думаю, что да, мог.

Несмотря на извлеченные уроки, случай с Сергеем Крашенинниковым в 2019 году показал, что нам еще есть над чем работать в сфере электробезопасности. Сегодня мы развиваем многоступенчатый контроль производственных и бытовых площадок с точки зрения энергобезопасности, участвуем в комиссиях по проверке знаний сотрудников подрядных организаций, знакомим с особенностями наших электроустановок тех, кому предстоит там работать, ведем видеозаписи процессов допуска на электроустановках и анализируем их.

— Развитие каких проектов, помимо внедрения LOTO, на ваш взгляд, можно назвать лучшими практиками от управления энергетики СПД?
Время нельзя вернуть. Можно только сделать что-то прямо сейчас, чтобы не произошло непоправимое
— Конечно, личная забота о безопасности и здоровье близких. Это элементарные вещи вроде ремня безопасности или защитных очков. К примеру, мои дети вмешиваются, если я не пристегнулся, даже когда автомобиль еще не тронулся. Я очень рад, что мне удалось привнести в свою семью главное из КБП – заботу друг о друге. У нас с супругой четверо детей, которые ежедневно конкурируют за внимание родителей, и научить этих «конкурентов» искренне заботиться о своем брате или сестре не так легко. Мне проще, ведь я аттестованный тренер КБП (смеется)!
— Алексей, что из принципов КБП вы привнесли в свою жизнь вне компании – на свободную вахту?
Я очень рад, что мне удалось привнести в свою семью главное из КБП — заботу друг о друге

— Один мой друг говорит, что по-настоящему работать я еду, когда отправляюсь с вахты домой. Это, конечно, шутка, но в ней доля правды. Мне повезло с женой Натальей, которую я очень люблю. Она отдает массу сил и энергии детям. Старшей дочери Полине 16 лет, а вот Саше, Кириллу и Владу – 3, 5 и 7 лет соответственно. Конечно, для мальчиков важно внимание отца для правильного воспитания характера. Я стараюсь отдавать семье все свободное время дома: совместные приключения и походы, занятия музыкой и так далее. Все это очень ценно для меня! Дни, проведенные в окружении моей семьи, заряжают энергией мое настоящее и будущее дома и на работе.
— Сложно ли быть отцом четверых детей и при этом работать вахтовым методом?